Незнакомец в Поезде.

Героями не рождаются. Ими становятся.

Судьба, каждому из нас, хотя бы раз в жизни дарит шанс поступить правильно, по-совести — и порой — эти поступки могут спасти жизнь. Быть может более того, как это произошло в случае с Валерием — жизнь не для одного себя, а для порядка 50 человек, которые следовав за своим лидером, спаслись из окуппированного села Копилов, в котором испытывали муки 8 дней войны.

11 марта, Ивано-Франковск, 20:00.

Я на вокзале испытываю удачу на кассе пытаясь вытащить билет в СВ, при том что на сайте UZ все раскупили и у меня на руках уже был билет в купе. Если ты пробуешь — это, бывает, срабатывает. Кто-то сдал билет и мне досталось последнее место в нашем украинском люксе, где ты остаешься на целую ночь пути с абсолютным незнакомцем — человеком, которого тебе подбрасывает судьба.

Мне судьба подарила невероятного человека, за общением с которым, я провел практически всю ночь пути на Киев. Валерий — мужчина 55 лет, занимающий высокую должность в одной из государственных компаний по изготовлению светофоров и дорожных знаков Киева. (да-да, именно тех, на которых мы пишем русским известное направление=). Валерий дал мне понять что сфера кишит дурманами, которые хотят обойти систему тендеров в Prosoro , и что тех, кто пытается дать ему взятку он отправляет во все том же известном направлении.

Не знаю уж каким образом, но в людях я научился разбираться неплохо, даже без score-cards которыми нас учили пользоваться инвесторы Генезиса, сразу чувствую когда имею дело с людьми чести и достоинства.

Ни много ни мало, Валерий попал в западню в первые дни войны, когда при выезде из Киева с женой, увидели со стороны Макарова едущие на них русские танки. Свернув налево: в село Копилов — провел неделю и был на грани смерти ни один раз.

Валерий в красках рассказывал мне о том, как они с местными жителями 5 дней подряд не выходили из убежища, с детьми и женщинами.

О том, как высоко летит самолет, сбрасывающий бомбу, от которой остается воронка в 12 метров в глубину.

О том, как свистяще звучит крылатая ракета и как понять что она летит в твоем направлении.

О том, как сильно тебя отбрасывает в стенку при взрыве.

О том, как он за шкирки заводил местных в убежище, за считанные секунды до взрывной волны.

О том, как они ели что оставалось, и благо нашли колодец из которого набирали воду.

О голоде.

О страхе.

Об отсутсвтии электричества и связи.

О том, как наконец осмелившись выйти во двор, к ним подошли русские и он, загородив своих телом остальных, сказал: “Что — стрелять будешь в мирных?”

Про чеченскиую нечисть — черномазых ублюдков, на лицах которых читается тяга убивать и от которых неясно что ожидать.

Но самое главное, Валерий рассказал мне что русские пообещали убивать всех, кто сядет в машину и попробует уехать. И именно Валерий, когда на исходе были остатки еды и сил, на 8 день пребывания в заложниках, собрал людей в колонну машин и сказал — ‘Я поеду первый, будь что будет, но мы должны попробовать’.

Выезжая колонной в 10 машин, на русском блокпосте стоял танк. Этот танк, при приближении колонны, во главе с Рено Сандерро Валерия, начал поворачивать свое дуло на него, и направив его прямо Валерию в лоб, замер. Эти секунды были самыми страшными в его жизни и как он казал, кажется, длились вечно…
Колонна медленно, с белыми флагами и на аварийках, проехала мимо блок-поста, и люди смогли спастись, родившись заново.

Вы знаете, находясь рядом с Валерием в этом ночном поезде на Киев, в середине войны на нашей родине, я несколько раз прослезился чувством гордости и благодарности за то, что в нашей стране есть такие люди как он.

Без никакого военного прошлого или настоящего, будучи обычным мужиком, казалось бы, человек берет и демонстрирует невероятную храбрость и героизм.

Для меня стало честью узнать о жизни Валерия, о его сыне, привычках, хобби. Мне хотелось докопаться до сути: как — за счет чего он смог повести себя так, как повел. Но вы знаете: я думаю ответа на этот вопрос попросту нету. Внутри нас либо есть это, либо этого нету и возвращаясь к моему вступительному тезису — в какой-то момент ты либо сделаешь поступок, либо нет.

Конечно, я не желаю никому оказаться в ситуации риска для жизни, но вчера, 17-го марта, я оказался в неподходящем месте и в неподходящее время. Меня начали ложить на землю ребята из теробороны, а потом я имел продолжительный разговор с очень грамотными и образованными военными. Что-то щелкает в твоей голове когда на тебя нацеливают дуло автомата АК47: что-то меняется в тебе каждый раз, когда ты осознаешь что все в лице смерти ничего не имеет значения: ни твои страхи, ни комплексы, ни домыслы; ничего не важно, когда речь идет о самом ценном, что у тебя есть — подаренной родителями жизни.

И вот когда мы доезжали в Киев, я сказал — “Валерий, спасибо вам за вас; я горд тем, что познакомился с вами” Мы пожали друг другу руку и обменялись телефонами. Он как и я, не захотел оставаться на Западной. Ибо абсолютно точно, просто однозначно, мы скоро поедим с ним на рыбалку в нашем любимом Киеве, где он будет учить меня как держать в руках удочку, на нашей свободной, мирной земле… (c.)

--

--

I’m a Proud Ukrainian. I write in 2 languages. Mostly about business and personal development. I have co-founded DexDigital. Now I develop Beverly English.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store
Sergey Leshchenko

I’m a Proud Ukrainian. I write in 2 languages. Mostly about business and personal development. I have co-founded DexDigital. Now I develop Beverly English.